Жительницу Верх-Убы разыскала сестра из Германии, о существовании которой сельчанка даже не подозревала

Месяц назад сайт YK-news.kz разместил просьбу жительницы Германии Алены Безгерц помочь отыскать свою единокровную сестру Светлану. Как предполагала Алена, 47-летняя родственница, с которой они никогда не виделись, могла жить в Шемонаихе. И чудо случилось — в канун православного Рождества разлученные сестры увиделись. Правда, пока только в интернете — по скайпу. Обе надеются, что лед, много лет назад сковавший семейные отношения, растаял и началась эпоха потепления...

Семейные истории бывают запутанными и полными тайн. У 44-летней Алены и 47-летней Светланы разные мамы и общий папа — Александр Безгерц, ныне гражданин ФРГ. Свою старшую дочь он видел только на фотографии (отец и мать Светланы расстались и не поддерживали отношения), не участвовал в ее воспитании, но всегда сожалел об этом и стремился найти Свету. Человек он пожилой — перенес инфаркт и операцию на сердце, поэтому боялся, что не успеет попросить прощения и чем-то ей помочь.

Алена Безгерц до 11 лет считала, что она единственный ребенок в семье.

— В начале восьмидесятых в доме тети я нашла фотографию женщины, очень похожей на мою маму в молодости, с грудным ребёнком на руках. Я стала допытываться, кто она и этот малыш, — говорит Алёна. — Тетя сказала, что это папина первая семья.

Алена и Александр Безгерц

Алену это страшно обрадовало — у нее есть родная сестра! Надо ее найти! Но это было непросто — взрослые не слишком хотели посвящать ребенка в сложные взаимоотношения. Отец позже рассказал, что, пока служил в армии, его первая жена не поладила со свекровью и с годовалой дочкой вернулась к матери в Шемонаиху. Больше они не общались.

Александр через несколько лет встретил другую женщину, внешне похожую на его первую любовь, и у них родилась Алёна. Когда ей было 15 лет, семья перебралась в Германию. Затем распался СССР, одна проблема за другой — эпопея с поисками сестры для Алены растянулась на тридцать лет.

— Я знаю, что ее зовут Светлана, она родилась 1 декабря 1968 года. Маму её звали Екатерина Шкодина. Мы делали запросы в Шемонаиху, но нам ответили, что они выехали из района в 1978 году, — рассказала корреспонденту YK-news.kz Алена Безгерц. — Обращались в передачу "Жди меня", но тоже без толку. И прошлой осенью мы решили обратиться в редакцию, чтобы попросить помощи у жителей Шемонаихинского района — может, кто-то что-то знает о судьбе моей сестры?

Эту скудную информацию разместили в газете "Мой город" и на сайте YK-news.kz. И почти сразу пошли звонки — люди сообщали, что семья Светланы по-прежнему живет в Шемонаихинском районе ВКО, только уже не в райцентре, а в Верх-Убе.

Пятого января сёстры впервые созвонились, а в Рождество (7 января) связались по скайпу.

— Разве это не чудо?! — восторгается Алёна, которая днём раньше в первый раз стала бабушкой.

Они ждали этого дня три десятилетия и несказанно волновались. Отец с младшей дочерью в Германии, Светлана с мужем — в Верх-Убе. По просьбе редакции сеанс общения по интернету организовала старший библиотекарь Людмила Синельникова.

— Без слёз нельзя было смотреть на этих людей, — делится Людмила Васильевна. —Было видно, что они с трудом сдерживают эмоции. Они столько лет были разлучены, конечно, им было о чём поговорить.

Алёна напишет нам после встречи: папа назвал Свету дочкой и попросил прощения. Он не ждал, что она в ответ назовёт его папой, понимает, что должно пройти время. О стольком еще нужно поговорить. Он расспрашивал, чем может помочь своей новообретённой дочке.

А Светлана показывала свои детские фотографии, рассказывала, как сложилась её жизнь. Сообщила отцу, что в Казахстане у него два взрослых внука, 27 и 26 лет, и четырёхлетняя правнучка Алиса.

Алёна, у которой четверо детей, два сына и две дочки, звала сестру в гости. Женщины сравнивали семейные снимки и быстро пришли к выводу, что старший сын Светланы очень похож на своего немецкого деда.

Как нам пояснила Светлана Позак (в девичестве Шкодина), они с мамой вначале переехали в Верх-Убу к родственникам, там она ходила в детский сад. А школу закончила уже в Усть-Каменогорске. Вышла замуж, сменила фамилию. Трудилась на КШТ, пока комбинат не закрыли. В Верх-Убе живут уже 13 лет. Все ничего, только вот с работой в деревне трудно.

— Ещё в детстве я поняла, что папа Василий мне отчим, я-то в свидетельстве о рождении записана как Александровна. Но спрашивать у мамы не решалась. Она у меня генерал в юбке, только погонов не хватает. И тётушки ничего не рассказывали. Так ничего об отце и не знала, — делится Светлана.

Женщина предполагает, что ее мама до сих пор таит обиду на бывшего мужа: вроде как много лет назад она со свекровью не поладила, а он не стал разбираться, кто прав, кто виноват. А мама гордая была, не стала возвращаться. Когда узнала, кто ищет Светлану, сказала: ты давно взрослая, бабушка уже, решай сама, общаться или нет.

— Я очень рада, что почти через полвека папа нашёл меня. Не думала, что такое может произойти, тем более со мной. Но пока это кажется мне чем-то нереальным, словно телесериал со счастливым концом, — говорит Светлана Позак. Её голос дрожит, а лицо то и дело озаряет улыбка — ведь папа и сестра хотят с ней родниться, зовут в гости и сами думают приехать.

Алёна Безгерц пишет нам в редакцию из Германии: "Вы, как добрые ангелы, помогли свершиться чуду!" И выдаёт тайну: они с папой намерены купить для Светланы и её семьи хороший дом в Шемонаихе.

— Сложимся, возьмём недостающую сумму в кредит, — говорит Алёна. — Уже подыскали через интернет подходящий вариант. Маме моей сейчас приходится непросто, она переживает за здоровье отца, но поддерживает его, говорит, он должен выполнить свой отцовский долг. Лишь бы Света согласилась принять такой подарок...

Усть-Каменогорск
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Комментарии